A A
Информационная продукция для детей, достигших возраста шестнадцати лет    RSS лента

тень
goLeft



13:56
«Я русский! А национальность – манси!»

На сегодняшний день в регионе официально только одна такая территория – Ивдельский городской округ. Манси там проживает немногим более 200 человек (в целом по России – около пяти тыс.). И с каждым годом их всё меньше.

Об исчезновении коренного народа уральских лесов и гор говорят и пишут много лет. Тем более удивительно, что у наших соседей, в поселке Лобве, с нынешнего лета зарегистрирована семейная (родовая) община «Юрты Лопаевых», объединившая уже более 50 человек. В сентябре на областном фестивале русской песни «Лялинское поречье» вновь появившиеся манси демонстрировали уже традиционную юрту, лодку-долбленку с рыбацкими снастями, деревянных языческих богов и статую медведя – хозяина тайги. Угощали лосиной строганиной, лесным медом, пирожками с черемухой. 
Недавно я побывал в гостях у руководителя общины Василия Каргаполова. Он, как оказалось, по отцовской линии потомок верхотурских стрельцов, а по материнской – самый что ни на есть коренной манси.

Таежные сказы

Лобва – край северный, холодный, чистый. С сохранившимися еще тайнами, легендами, преданиями таежных лесов, древних гор. В советские времена Лобва была знаменита своей промышленностью: лесным комбинатом, гидролизным заводом. И где-то на донышке жизни таилась, не желая умирать, древняя история Урала.

Человеком, который ее сохранил для потомков, изучил, насколько это возможно, собрал в один большой капитальный труд, стал обычный коренной житель поселка Николай Лопаев. Работал в лесу, а на досуге, во время отпусков собирал, коллекционировал старые вещи, записывал рассказы стариков, изучал родословные земляков, историю ближних поселений. Когда ушел на пенсию, полностью посвятил себя этому, ездил в архивы Москвы, Санкт-Петербурга, сотрудничал с екатеринбургскими историками. На всё это ушло полвека.

Николая Анатольевича весной нынешнего года не стало, но в Лобве остался собранный им музей, ныне носящий его имя. Издана книга «И дольше века длится жизнь», где вся история лялинских манси, начиная с XVII века. Продолжателем дела поселкового энтузиаста стал его двоюродный брат Василий Каргаполов. И это продолжение дела Николая Лопаева вполне естественно, хотя кому-то может показаться не совсем обычным. Василий Викторович с ближайшими единомышленниками решил восстановить народ манси на этой земле. Или хотя бы не дать ему исчезнуть.

В книге подробно расписаны все пошедшие от него поколения – вплоть до наших дней. Это книга о большом, разросшемся мансийском роде Лапаевых и их поселении, которое сначала называлась Лабинская, потом Лапаева, сейчас село Лопаево – в девяти километрах от Лобвы. А сами Лапаевы – практически все они родственники – живут в Лобве, Новой Ляле, Верхотурье. Корень один.

Две волости ясачных вогулов когда-то находились на территории современного Новолялинского городского округа. Но манси – вогулы, проживавшие по реке Ляле, не устояли. И неудивительно. Рядом с ними прошла оживленная Бабиновская дорога – первая государственная дорога в Сибирь. Всё больше становилось русского населения. Со временем почти все манси продали свои родовые охотничьи вотчины верхотурским стрельцам, а сами ушли дальше на север, в сибирские леса. А вот манси, проживавшие по Лобве, оказались в стороне от больших исторических событий, потому и сохранились в этих лесах у подножья родных гор.

Сохранились, но, скорее всего, не оттого что воевали с пришельцами из-за камня – русскими (хотя дважды осаждали Верхотурье и пытались его сжечь), а, может быть, из-за того, что многое подглядели у русских. Как сеять хлеб, как заниматься кузнечным делом, ставить пятистенные избы, а в них класть русские печи. Но как скоро поняли, самый большой секрет русских, самая большая сила – это их женщины. Если взять русскую в жены, так и хозяйство ладится, рождаются и выживают здоровые дети.

Род оказался малочисленным и почти вымирающим: междоусобные войны, неудачные годы на охоту, браки между близкими родственниками. А уже в конце XVIII века проезжавший эти края европейский ученый Петр Симон Паллас отмечал, что здешний народ рослый, красивый, здоровый, не в пример пелымским манси. Тогда состоялось то, что помогло выжить малому народу, – обновилась кровь. Коренные уральские жители «зарыли топор войны», и с удовольствием, по взаимной любви и согласию брали жен из стрелецких деревень: Бессоновой, Коптяков, Таскиной, Караула, а то и из Верхотурья. В Карауле церковь Богоявления стояла, и был обычай – как ребенок родится, сразу же ехали сюда, крестили в этой церкви.

С тех же времен, вернее с самого конца XVII века, ведет свое начало деревенька крещеного вогула Федора Лапаева. Жили хорошо, не обижены были царской властью. Семьи по 20 человек. Держали много коров, лошадей, пчел, искали железную, медную руду, мыли золото, охотились, рыбачили – а рыбы было столько, что невод из речки приходилось тащить лошадьми, и рыбу развозили по домам в плетеных больших коробах. Все земли от Уральских гор до устья Лобвы закреплены были за коренными манси. В  начале XX века строилась железная дорога – манси передали часть своих земель в аренду. Строился лесопромышленный завод, жители села Лопаево заключили с владельцами договор о передаче земли в аренду, причем условием договора было требование: «Опил в речки не бросать».

Со времен коллективизации другая история. Старинный уклад разрушили, многие жители села разъехались. В Лопаевой организовалось отделение совхоза, дожившее до 1990-х годов. Сейчас и этого нет, хотя село еще живое. 156 жителей ушли на фронты Великой Отечественной войны, половина погибла. Был и военный летчик Владимир Лапаев. В семье Василия Каргаполова воевал отец, воевали дядьки. А есть и причудливые узелки. Кто-то из Лапаевых в свое время сменил свою фамилию на Невских – так фильм об Александре Невском понравился. Кто-то вместо Лапаевых прописался Лениным – по фамилии вождя мирового пролетариата. Лениных в Лобве сейчас нет, а Невские до сих пор живут.

Одна из жительниц Лопаево вышла замуж за конструктора советской военной техники – одного из главных специалистов засекреченного уральского военного завода, а у другой в дальних родственниках оказался российский флотоводец начала XX века адмирал Макаров, он даже ей сюда, в эту уральскую глушь, подарки на свадьбу посылал. Вот такая богатая история у слившегося с русскими мансийского рода. Слились, но еще в 1960-х годах приезжали в Лопаево ученые – записывать мансийский фольклор. Даже если по карте посмотреть, какие названия родных мест сохранились: «У Варюшкиной курьи», «У медвежьего перебора».

82-й Федеральный закон

В доме Каргаполовых есть и еще одна книга. Рукописная, недавно заведенная. Он назвал ее родовой книгой общины «Юрты Лопаевых». В ней вся хронология жизни вновь возникшей общины. Углубили русло ручья на лугах вблизи бывшей деревни Владимировки, а связано с тем, что община приобрела трех лошадей на развод. Рубили мансийскую лодку – хап. Готовили макет юрты. Рубили сумьях – лабаз для охотничьих припасов. Деревянного медведя и мансийских богов смастерил Ринат Галимов. Священную шаманскую накидку с вышитым божеством Мир – Су – Снехумом, с узорами и колокольчиками сшила Оксана Лапаева. Деревянную посуду из липы изготовил Александр Пономарев.

11 человек прошли суды – доказывать, что ты принадлежишь к малому коренному народу манси надо в судебном порядке. По материалам церковных метрических книг, которые хранятся сейчас в областном архиве. В них-то и записаны предки крещеными вогулами – несколько поколений. 

А ключ к будущему общины – реализация 82-го Федерального закона о гарантиях прав малочисленных народностей. Это льготы в области землепользования, природопользования, право на первоочередной прием на работу по своей специальности, освобождение от земельного налога, право на социальную пенсию. Это право на безлицензионную охоту и рыбалку, если добытое мясо и рыба используются для личного потребления. На лес для строительства жилья.

Василий Викторович считает, что это всё для его земляков жизненно важно. Ведь с работой плохо, многие живут совсем бедно. И в то же время нещадно вырубаются леса, появляются кампании, которые с большим ущербом для природы добывают золото на родовых землях манси. Община должна бережно и разумно хозяйствовать, сохранять природу, хотя бы те же родовые кедровники, для будущих поколений. Есть намерения взять участок леса в аренду.

Чтобы закон заработал для общины, нужно признание Новолялинского городского округа территорией проживания малочисленного коренного народа манси. Этого признания пока нет. Хотя была встреча Каргаполова с Губернатором Евгением Куйвашевым, направлено обращение Уполномоченному по правам человека в Свердловской области Татьяне Мерзляковой. В Лобву приезжала заместитель областного министра экономики Татьяна Гладкова, сотрудник министерства Георгий Алексеев. В курсе всех событий депутат Государственной думы Антон Шипулин.

В конечном итоге область направила запрос в Федеральное агентство по делам национальностей. По словам Василия Викторовича, есть надежда, что к новому году что-то решится. А за участие в «Лялинском поречье» Дума городского округа нынче вручила общине благодарственное письмо – значит, есть признание на местном уровне. С администрацией городского округа ведутся переговоры о предоставлении общине помещения. Каргаполов хотел бы, чтобы это был малый зал Лобвинского дворца культуры и спорта. Там можно разместить большую экспозицию по манси: водить на экскурсии школьников, группы туристов, вести какие-то кружки с детьми.

Он сам умеет многое: охотник, рыбак, таксидермист. Может обучить молодежь, как построить лодку или деревянные сани, вязать рыбацкие сети, изготовлять кедровое, пихтовое масло. Это всё возрождение, сохранение и развитие народных традиций. Побывал недавно Василий Викторович в историко-этнографическом комплексе «Земля предков» под Екатеринбургом, там многое почерпнул из опыта. Сам хранит на своих полях вблизи Владимировки тетеревиный ток, никому не дает стрелять. Его ближайшая помощница Оксана Лапаева может показать детям основы работы с берестой, изготовления кукол. Но нужно помещение.

60-летний Василий Каргаполов большую часть своей жизни трудился на железной дороге, десять лет было отдано крестьянско-фермерскому хозяйству. Дочь Дарина хоть и живет в Екатеринбурге, работает в торговой фирме, оказывает отцу большую помощь. Опирается он еще на своих земляков – членов общины, всех которых зовет одинаково – «родственники». Родственники они и есть родственники – от слова род. Но сейчас, как говорит Василий Викторович, многое зависит от Правительства области. Если поддержит оно общину на деле, значит будет община жить долгие годы, продолжит свою жизнь народ манси.

Михаил СМЫШЛЯЕВ

 

Категория: Общество | Просмотров: 241 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Верхотурье-Сити

Календарь

«  Ноябрь 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930

Опрос на сайте

Курите ли вы?

Партнеры сайта

Поделиться с друзьями:



© Автономная некоммерческая организация «Редакция газеты «Новая жизнь» 
Свидетельство о регистрации СМИ № ПИ № ФС 66 - 1633 Р от 14.03.2008г.

Редакция газеты «Новая жизнь»:
Использование материалов допускается только с письменного согласия редакции
При копировании или цитировании материалов с сайта активная индексируемая ссылка  на http://нов-жизнь.рф/ обязательна 

624380 Свердловская область, г. Верхотурье, ул. Ленина, 21
Телефоны: 8-(34389) 2-28-66 и 2-28-80, Факс: 8-(34389) 2-28-80
Редакция не несет ответственности за материалы, размещенные пользователями




Хостинг от uCoz