A A
Информационная продукция для детей, достигших возраста шестнадцати лет    RSS лента

тень
goLeft



09:36
Гороховое поле, конный двор и американская тушенка

Солдат и офицеров Великой Отечественной войны в России почти не остается. Немудрено, ведь 76 лет прошло уже с победной весны 1945 года. Но еще остались труженики тыла, «дети войны» – живые свидетели тех грозовых, огненных, судьбоносных лет страны. Клавдия Постникова, жительница Верхотурья, одна из них.

Братья и сестры

Семью их сослали на Урал из Чувашии в предвоенные 1930-е годы. Деда, что владел мельницей, большим хозяйством с землей, коровами, лошадьми, большим пятистенным домом, увезли неведомо куда. В том доме разместились сельский совет и школа. Родителей Клавдии с семьей в восемь ребятишек привезли в деревню Верхнюю Постникову, что недалеко от Прокоп-Салды. Она младшая была, всего-то годика четыре. Но помнит, что родителям пришлось пойти работать в колхоз, а жить пришлось сначала чуть не в каком-то старом курятнике. Дом семье колхозников позже предоставили. Но горе еще было впереди.

Началась  война, отца взяли на фронт. Правда, отправили не в действующую армию, а на военный завод в город Красноуральск. А мама жала хлеба на колхозных полях, простудилась под осенними дождями и по весне умерла. Остались в доме восемь ребятишек, самому старшему брату 18 лет, по болезни его на фронт не взяли. Клаву хотели в детдом отправить, но старший брат Павел воспротивился, заявил: «У нас всем места хватает». Так и не отправили.

Жили: Паша, Коля, Гена, Зина, Рая, Маша, Вера и Клава. В школе учились и в колхозе работали за трудодни. Давали им муку, которая только на отходы годилась, или такое зерно, что нужно на ручной мельнице-крупорушке размалывать, чтобы после можно было кашу сварить. Всё доброе, лучшее зерно колхоз сдавал фронту, даже накануне посевной из города приезжали специальные комиссии, которые проверяли колхозные амбары и сусеки. Конечно, спасались тем, что картошка росла на огородах, да и трава в пищу шла.

Клаве хоть еще и десяти лет не было, но на ее долю досталась работа на колхозных гороховых полях. После дождей сыро, ноги вязнут, но дети собирали и таскали горох в мешках. А потом пришла большая радость. Незадолго до окончания войны председатель колхоза Михаил Лиханов «выхлопотал», как говорит Клавдия Александровна, чтобы отца с военного завода отпустили к детям. Мужиков-то в колхозе почти не было, кому-то надо было работать.

Отцу отдали под полную ответственность конный двор, а Клава при нем оказалась в помощницах. Лучших лошадей, конечно, забрали в армию, но и новых красавцев-коньков растили в Верхней Постниковой. К отцу за любовь к лошадям, как вспоминает Клавдия Александровна, пристало деревенское прозвище «Буденный». И не зря, однажды, уже после войны, он съездил на московскую выставку, откуда вернулся с почетной грамотой. Клавдия в послевоенные годы была и разнорабочей, и севачом на первых тракторах, и колхозной дояркой.

День Победы, конечно, никогда не забыть. В Верхнюю Постникову приехал нарочный верховой с этой вестью. Тогда случилось в колхозе небывалое: посевная остановилась, кого-то отправили с бидонами за разливным вином в сельский магазин Прокоп-Салды. Отмечали праздник.

Всё не зря

Круглолицая, красивая по-прежнему, несмотря на свой степенный возраст, принарядившаяся по случаю визита корреспондента, Клавдия Александровна рассказывает легко, свободно. Прекрасная память, и не было видно в жизни ничего такого, о чем лучше утаить. Вышла она замуж за местного сельского парня Александра Постникова. Жили в Прокоп-Салде, потом переехали в Верхотурье. Он трудился прорабом по строительству в одном из лесопромышленных предприятий, она была бригадиром во вневедомственной охране, телефонисткой и диспетчером в пожарной части.

Вырастили сына и дочь. Сейчас уже десять внуков и правнуков. Почти все нашли себя в Верхотурье. Один правнук Андрей учится в московском вузе по радиотехнической специальности, бывает, приезжает в гости. А мужа давно уже нет. Но Клавдия Александровна и без него не отступалась – долго держала корову. До прошлого года готовила еще в большой русской печи. У нее и сейчас всё готово к огородному сезону. Скучно станет, коврики вяжет, не только тряпичные, но даже, казалось бы, из бросовых материалов – старых молочных пакетов.

По телевизору Клавдия Александровна смотрит в основном политику. Считает, что пора нормализовать международные отношения. Ведь даже в годы Великой Отечественной войны чувствовалось, что мы не одиноки. Удивительно, но и в Верхнюю Постникову доходили не только «Студебеккеры» за зерном и овощами для фронта, но и американская тушенка для русских колхозников. «Банки большие были. Но мы понемножку выкладывали в похлебку, экономили», – рассказала труженица тыла. Это как бы между разговором она рассуждает. Но больше всего переживает, чтобы не было войны. Это самое главное для поколения, пережившего все тяготы военного времени. 

Михаил СМЫШЛЯЕВ

Категория: Общество | Просмотров: 135 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Верхотурье-Сити

Календарь

«  Май 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Опрос на сайте

Курите ли вы?

Партнеры сайта

Поделиться с друзьями:



© Автономная некоммерческая организация «Редакция газеты «Новая жизнь» 
Свидетельство о регистрации СМИ № ПИ № ФС 66 - 1633 Р от 14.03.2008г.

Редакция газеты «Новая жизнь»:
Использование материалов допускается только с письменного согласия редакции
При копировании или цитировании материалов с сайта активная индексируемая ссылка  на http://нов-жизнь.рф/ обязательна 

624380 Свердловская область, г. Верхотурье, ул. Ленина, 21
Телефоны: 8-(34389) 2-28-66 и 2-28-80, Факс: 8-(34389) 2-28-80
Редакция не несет ответственности за материалы, размещенные пользователями




Хостинг от uCoz