A A
Информационная продукция для детей, достигших возраста шестнадцати лет    RSS лента

тень
goLeft



05:44
Будущее Верхотурья зависит от нас

Снежное зимнее декабрьское утро. Белокаменный Свято-Троицкий собор будто бы отражается в этой снежной белизне. Здесь отслужили утреннюю службу, и сейчас будет Крестный ход. Отсюда пойдем с крестами и хоругвями к Знаменскому храму в Ямской  части города. Люди серьезны, настроены на торжественность предстоящего мероприятия, потихонечку разбирают иконы, которые сейчас понесут. За стенами храма пропархивает легкий снежок.

Выходим. Впереди несут фонарь, что означает свет христианства, кто-то с лампадками, кто-то с иконами. Спускаемся мимо монастырских стен вдоль городского пруда. Еще только брезжит неяркое декабрьское солнце, но происходящее похоже на сказку: Крестный ход среди декабрьской белоснежности, священники в торжественных одеждах, прихожане – верхотурцы и гости города, которые вот этим утром собрались принять участие в первом, после десятилетий забвения, Богослужении в Знаменском храме Ямской части Верхотурья.

Знаменская стоит, как корабль, потерпевшей крушение. Второго этажа – верхней части храма нет, ветер с речных пространств гуляет в окнах, но под куполом сохранились старинные росписи святых. Недалеко от храма захоронение знаменитого верхотурского батюшки, служившего здесь сто с лишним лет назад, о. Петра Торопова, его жены и сына. Акафисты Божьей матери регулярно читаются здесь уже несколько лет подряд. Но полное Богослужение: утренняя литургия с причастием, – действительно впервые после десятилетий забвения.

Иконы, стены в старой мозаике, люди со свечами – чем-то напоминает исторические фильмы. Людей в полуразрушенный, холодный храм пришло много, преобладает молодежь. Замечаю Алену Дедову с ребенком на руках, есть знакомые и незнакомые лица. Службу ведут священники Свято-Троицкого храма о. Арсений и о. Дионисий. Только и слышно «Господи, помилуй!», «Боже, очисти мя от беззакония». Пальцы рук мерзнут, если не расстаться с фотоаппаратом, не положить его, хоть на время, в сумку; но зато  ощутить себя одним целым с молящимися людьми – это чувство принадлежности к народу. Замечательные чувства испытываешь в полуразрушенном и холодном храме… 

Вот уже служба закончена, подходят к причастию, священник ложечкой вкладывает в рот кусочек просфорки. Тайной Богослужения хлеб и вино пресуществляются в тело Христово, верующий становится един с Христом. Чаепитие с пирожками, горячим иван-чаем из термоса.

На улице солнце, поднявшееся на высоту. Каким красивым кажется вновь восстановленный деревянный терем над городским прудом. Да, можно любить Верхотурье, каждый раз находя в нем новую красоту. Этой любви хватит для того, чтобы прожить здесь жизнь. 

Наше наследие

Ямская часть – сохранившийся и в XXI веке колорит исторического Верхотурья. Старые бревенчатые дома, тишина на улицах, речная излука Туры и на пригорке храм… Вообще, самая первая, деревянная, церковь в Ямской слободе была срублена предположительно в первые десятилетия XVII века. Когда появились здесь первые ямщики, многие из них были выходцами из Новгорода, других северных городов России. В честь чтимой в Новгороде иконы Знаменской Божьей матери появилась тогда и в новом городе – Верхотурье Знаменская церковь. 

Деревянный храм существовал до конца 1770-х годов. После того, как он сгорел от удара молнии, на средства прихожан началось строительство каменной церкви. Строили, как тогда было принято, серьезно, основательно, не на один год, а на целые десятилетия. Престол во имя Знамения Пресвятой Богородицы был освящен в 1781 году, верхний престол в честь святых мучеников Фрола и Лавра – в 1808 году. Поставили храм на откосе высокого берега, на  холме вблизи излучины Туры – на месте красивом, просторном, издалека видном. Кто ставил на свои рубли и копеечки? Казанцевы, Углицкие, Бронниковы, Сапожниковы, Дробинины, Логиновы, Потаповы, Питателевы, Выборовы, Корионовы, Меньшиковы, Коноваловы, Зимины, Циренщиковы, Тороповы – из века в век повторяющиеся фамилии купцов, ямщиков, мещан, священнослужителей. Сейчас уже и не скажешь, что эти фамилии распространены в Верхотурье после всех трагедий XX века. Их почти и не осталось.

А когда-то на шесть дорог возили почту верхотурские ямщики, как свидетельствуют источники: на Соликамск, Чусовую, Тобольск, Туринск, Лялю, Тагил, Пелым. Было, и жалованье получали нерегулярно, челобитную в Москву писали государям о том, что дороги требуют ремонта. Было, лихо звенели по дорогам бубенцами и колокольчиками, другого промысла у них и не было. В каменной Знаменской церкви попечениями благотворителей и прихода ограды и иконостасы менялись, стены были искусно расписаны ликами святых. В конце XIX века усилиями священника о. Петра Торопова возле храма был разбит сад из девяноста деревьев и двухсот кустарников.

О. Петр оставил о себе интересную память. Он был любимый в народе проповедник и церковный публицист. Писал труды по истории Верхотурья, «Христову азбуку» – популярный учебник для детей, «Поучения о Рождественской елке» и другое. Семья, в которой выросло 10 детей, любовь прихожан, ухоженный дом с огородом, домашним хозяйством, прекрасный сад, разбитый им возле храма. Батюшка умер в 1913 году, в расцвете могущества Российской империи, незадолго до всех случившихся в XX веке потрясений. 

Судьба последнего церковного старосты Знаменской церкви купца Выборова – его расстреляли в 1918 году по постановлению уездной ЧК, как врага Советской власти и контрреволюционера. А семья скрылась подальше – в Павду, к Уральским горам. Там и остались, прижились, сумев утаить свое прошлое. И в самом начале XXI века мне  довелось познакомиться с Еленой Александровой – правнучкой того самого верхотурского купца Выборова, старосты Верхотурской Знаменской церкви. Елена родилась и выросла в Павде – красивом, старинном селе, стоящем, как и Верхотурье, на Бабиновской дороге. В Павде она заведовала сельским клубом, проводила различные интересные и яркие мероприятия. Жаль, что общаться с ней удалось недолго – уехала с семьей во Владимирскую область. Но она хранила, помнила множество семейных преданий, гордилась всегда тем, что предки родом из Верхотурья.

Вот так и разбросало по всей России бывшую Ямскую слободу с ее живой человеческой историей, традициями? Остался только как замершее в вечности мгновение полуразрушенный храм над Турой с разобранной колокольней, давно вырубленным садом, разоренной церковной оградой. Ведь даже если прошло первое Богослужение, еще неизвестно, будет ли он когда-то восстановлен. Нынешний староста Знаменской церкви Владимир Дьяченко с этой точкой зрения не согласен.

«Зависит от нас!»

«Староста я здесь с 2007 года, благословлен был тогда архиепископом Викентием. Тогда, можно сказать, началось возрождение храма, началась здесь молитва. С помощью Свято-Николаевского мужского монастыря была сделана крыша, храм законсервировали от дальнейших разрушений, что на самом деле очень важно. Ведь до этого времени храм не был закрыт и наполовину. Там, где была колокольня, сделали новые стропила и крышу. Тогда же в Знаменском храме стали читать акафист Богородице. Постоянная молитва каждую неделю. На самом деле я думаю, что хорошо это было бы со всеми полуразрушенными верхотурскими храмами, если хотя бы крышу поставили. А так мы, верхотурцы, теряем наше наследие – то, что оставили предки. Сейчас уже больше года из Свято-Николаевского мужского монастыря приходит о. Арефа, читает молебен перед иконой Знаменской Божьей матери. Приходят постоянные люди, пусть их немного, – жители Ямской части. Храм – это история, основа Ямской слободы.

К сожалению, пока еще не сильно осознается, но если мы патриоты своей страны, своей земли, то не можем не уважать предков, которые на свои средства поставили здесь каменный храм: большой, красивый и достойный Ямской слободы. На самом деле тут больше и нет других каких-то памятников архитектуры. Вот, представьте, Валерий Питателев с супругой приехали сюда на это первое Богослужение в храме на своем автомобиле из Центральной России за 1300 километров просто потому, что здесь жили их предки, этот храм строили их предки. Для них это событие, нашли время, хотя и очень занятые люди. 

Надо осознавать, где ты живешь. Кому оставлены эти улицы, дома. На Ямской, кстати, много красивых двухэтажных, еще дореволюционных домов. Кто-то строил их для своих детей, внуков, всё повернулось по-другому. Вместо того чтобы принять это наследие, мы его разваливаем. Ямская слобода на сегодня даже не самый лучший гостевой маршрут. Поделили на маленькие квартирки, попилили, посжигали. Есть такая теория культурных кодов: если человек живет в неухоженном домишке, на маленькой площади, у него и мысли, дела, заботы будут маленькие, ущербные. Есть разница, где ты находишься: в величественном храме или забегаловке. Чувство хозяина выбили из человека: есть земля, а он с ней уже ничего не хочет делать.

Десятого декабря – престольный праздник нашего храма. Я благодарен тем, кто пришел, принял участие в Богослужении, кто приобщился к храму. Помолиться за то, чтобы  Господь управил восстановление этого храма. Что же касается до будущего Верхотурья, будущего нашего Знаменского храма, я думаю, что оно состоится. Только не будет так, что придут благотворители и разом восстановят все храмы Верхотурья. Нет, будущее Верхотурья в очень значительной степени зависит от нас, обычных людей, которые здесь живут, которых внуки потом спросят, почему они полуразрушенные храмы вовремя не поставили под крыши. Предки жертвовали на храмы по мере сил и возможностей, для нас – достойный пример. Верхотурские храмы по-настоящему возродятся, когда они станут востребованы для самих верхотурцев. Каждый человек в Верхотурье соприкасается со стариной, что мы – без этого исторического наследия. Во время, когда мы живем, творится история.

Хотя я сам екатеринбуржец, уже давно живу в Верхотурье. Состоялся здесь. Люблю его. Хочу жить в этом городе всегда. Оканчиваю заочно Духовную семинарию, занимаюсь живописью, иконописью, экскурсиями по Верхотурью. Здесь семья появилась: сейчас шесть детей. Сын мне помогает с иконами, как когда-то я помогал отцу – известному екатеринбургскому художнику, учился у него. Но считаю, что совсем необязательно всем стремиться в города, мегаполисы, здесь настоящая жизнь: земля, природа, мы с супругой хозяйство держим. Дети растут воцерковленными. На родной земле можно и нужно обрести всё: веру, любовь, надежду. А с опытом жизни – мудрость. Здесь всё будет хорошо».

Михаил СМЫШЛЯЕВ

Категория: Общество | Просмотров: 482 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Верхотурье-Сити

Календарь

«  Декабрь 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

Опрос на сайте

Курите ли вы?

Партнеры сайта

Поделиться с друзьями:



© Автономная некоммерческая организация «Редакция газеты «Новая жизнь» 
Свидетельство о регистрации СМИ № ПИ № ФС 66 - 1633 Р от 14.03.2008г.

Редакция газеты «Новая жизнь»:
Использование материалов допускается только с письменного согласия редакции
При копировании или цитировании материалов с сайта активная индексируемая ссылка  на http://нов-жизнь.рф/ обязательна 

624380 Свердловская область, г. Верхотурье, ул. Ленина, 21
Телефоны: 8-(34389) 2-28-66 и 2-28-80, Факс: 8-(34389) 2-28-80
Редакция не несет ответственности за материалы, размещенные пользователями




Хостинг от uCoz